tiberius66 (tiberius66) wrote,
tiberius66
tiberius66

Category:

6 рота 104 пдп

28 февраля 2013 года в  Пскове состоялись мероприятия, посвященные Дню памяти десантников 6-ой роты, погибшей 13 лет назад в  неравном бою с  боевиками Хаттаба, а  также военнослужащих, погибших при исполнении служебного долга в  мирное время.
Впервые генерал Шаманов озвучил в своем выступлении причины, приведшие к гибели роты.
«Если говорить ответственно и профессионально, то, безусловно, можно было это сделать (избежать гибели почти всех десантников 6-й роты). Анализ, который проводился и по горячим следам, и спустя годы, показывает, что при сложных метеоусловиях, в отсутствие возможности поддержать подразделения с воздуха, необходимо было указать десантникам зону, дальше которой они не могли продвигаться», - сказал Шаманов, пишет РИА Новости.
Он добавил, что 13 лет назад десантники 6-й роты, не имея такого рода указаний, вышли из зоны поддержки огнем артиллерии.
«В результате, когда завязался бой на разных рубежах, когда было полное численное превосходство бандформирований, десантники двигались на марше, по сути, необъединенными, разрозненными подразделениями и были лишены многих условий для того, чтобы организованно вести противоборство. Плюс к этому, в какой-то степени были нарушены правила управления войсками», - отметил генерал.
Тремя годами ранее 1 марта 2010 года председатель Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО» Сергей Митрохин направил в адрес президента РФ, Верховного главнокомандующего Вооруженными силами РФ Дмитрия Медведева и генерального прокурора РФ Юрия Чайки обращение о необходимости возобновления уголовного дела по факту гибели псковских десантников.
4 мая 2010 года в центральный аппарат РОДП «ЯБЛОКО» в Москве поступил официальный ответ, исполненный на бланке Главной военной прокуратуры РФ и подписанный 16 апреля помощником Главного военного прокурора России С. В. Боковым.
Приведу его полностью.
«В период е 29 февраля по 1 марта 2000 г. при выполнении задачи по блокированию участников незаконных вооруженных формирований в районе н. п. Улус-Керт Чеченской Республики в результате боевого столкновения на высоте отм. 776.0 погибло 84 и ранено 6 военнослужащих.
2 марта 2000 г. в военной прокуратурой - в/ч 20102 (н. п. Ханкала) в отношении участников незаконных вооруженных формирований возбуждено уголовное дело № 14/33/0108-00 по признакам преступлений, предусмотренных п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 (убийство), ч. 2 ст. 208 (участие в вооруженном формировании) УК РФ, которое 29 апреля 2000 г. направлено по подследственности в Главное управление Генеральной прокуратуры РФ по надзоре за исполнением законов на Северном Кавказе (ныне управление Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе).
В настоящее время данное уголовное дело расследуется в следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чеченской Республике и окончательное процессуальное решение по нему не приняло.
2 мая 2000 г. в военной прокуратуре - в/ч 20102 по выделенным из указанного уголовного дела материалам в отношении командира полка полковника Мелентьева С. Ю. возбуждено уголовное дело № 14/33/0185-00 по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 (халатность, повлекшая по неосторожности тяжкие последствия) УК РФ.
В ходе предварительного следствия по делу установлено, что вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей полковником Мелентьевым С. Ю. допущены нарушения требований Боевого устава Сухопутных войск, выразившиеся в неэффективном ведении разведки по установлению местонахождения участников незаконных вооруженных формирований в районах действий подчиненных подразделений, принятии неверных решений об изменении времени занятия высоты 776.0, определении огневых позиций артиллерийского дивизиона и дислокации резервов полка.
Вышеуказанные нарушения обусловили веление боя со значительно превосходящими силами противника на неподготовленных в инженерном отношении позициях в условиях круговой обороны, неэффективность применения артиллерийских средств поражения с установленных огневых позиций при отсутствии ввиду неблагоприятных погодных условий авиационной поддержки и невозможность оперативного деблокирования подразделений силами полкового резерва, что повлекло тяжкие последствия в виде неоправданно высоких потерь личного состава. Органами предварительного следствия действия полковника Мелентьева С. Ю. обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 293 УК РФ.
Вместе с тем, в отношении указанного военнослужащего подлежал применению акт амнистии – Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26.05.00 № 398-III ГД «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной воине 1941-45 годов».
С учетом изложенного, 30 мая 2000 г. уголовное дело с согласия Мелентьева С. Ю. обоснованно прекращено па основании п. 4 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР вследствие акта амнистии.
Данное процессуальное решение принято помощником военного прокурора - в/ч 20102 и не является реабилитирующим для лиц, совершивших уголовно-наказуемое деяние.
Принятие иного решения с учетом установленных фактических обстоятельств дела противоречило бы требованиям законодательства об уголовном судопроизводстве.
В ходе расследования также дана правовая оценка действиям других воинских должностных лиц, в т.ч. командования Объединенной группировки, в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР – за отсутствием состава преступления.
В настоящее время оснований для пересмотра вышеуказанных процессуальных решений не имеется».
Впервые было объявлено публично, что единственным лицом, чья вина следствием установлена, является бывший командир 104-го полка полковник Сергей Мелентьев, который был признан виновным и амнистирован в 2000 г.
Так в чем вина полковника С. Мелентьева?
Приведу еще раз заключение прокуратуры: «В ходе предварительного следствия по делу установлено, что вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей полковником Мелентьевым С. Ю. допущены нарушения требований Боевого устава Сухопутных войск, выразившиеся в неэффективном ведении разведки по установлению местонахождения участников незаконных вооруженных формирований в районах действий подчиненных подразделений, принятии неверных решений об изменении времени занятия высоты 776.0, определении огневых позиций артиллерийского дивизиона и дислокации резервов полка.»
Для непосвященных разъясняю, что следователи военной прокуратуры расследуют множество нарушений законодательства в различных сферах деятельности армии. И они не являются носителями энциклопедических знаний по любому вопросу жизнедеятельности войск. Для вынесения обвинительного заключения им необходимо аргументированное мнение, составленное специалистами по тому или иному вопросу, подкрепленное различными документами.
Насколько мне известно, по данному факту заключение должна была готовить кафедра тактики Общевойсковой Академии им. Фрунзе. Они этим занимались еще и в первый Чеченский конфликт. И строго на основе руководящих документов по боевому применению видов и родов войск.
Я не знаю, кто готовил заключение прокуратуре. Ссылки в ответе прокуратуры нет.
А теперь по порядку:                          
1.      «… допущены нарушения требований Боевого устава Сухопутных войск…».
Сразу возникает вопрос: «Причем здесь Боевой Устав Сухопутных войск и 104 ПДП?». Разве полк в то время входил в состав Сухопутных войск? Нет, не входил. 104 ПДП входил в состав ВДВ, где действуют свои Боевые Уставы. Да, на момент ведения боевых действий полк выполнял задачи под руководством ОГВ (с), но командиров различных рангов полка готовили по Уставам ВДВ, а не Сухопутных войск. Уставы вида и рода войск имеют общие моменты по некоторым вопросам, но коль уж это официальное заключение следствия, то точным нужно быть во всем.
Необходимо так же добавить, что в 2000 году о тактике применения войск в контртеррористической операции (КТО) в боевых Уставах не было ни слова. Этот раздел появился гораздо позже. Имелись наработки в академиях и училищах, да и в штабе ОГВ (с), но до войск они практически не доходили.  Войска руководствовались классическими положениями Уставов, учитывая рекомендацию на первой странице о творческом применении статей Устава, а также требованиями штаба ОГВ(с).
Поэтому в воспоминаниях офицеров о тех событиях нет упоминаний о ведении оборонительных действий, а лишь присутствует «гибрид» терминов обороны в особых условиях с терминами контртеррористической операции, введенными в действие гораздо позднее (блок – посты, базовый район и т. д.).
2.      Для дальнейшего анализа потребуется карта. Если не ошибаюсь, она составлена заместителем командира дивизии по воспитательной работе, и на ней отсутствует много важной информации о действиях полка (об этом ниже). Создается впечатление, что это сделано намеренно.
«… выразившиеся в неэффективном ведении разведки по установлению местонахождения участников незаконных вооруженных формирований в районах действий подчиненных подразделений…»
Из воспоминаний бывшего начальника разведки полка С. Баран.                               
«По некоторым данным, разведка других подразделений ОГВ ни разу не переправлялась через Абазулгол, и первой туда ступила 3 рота под командованием капитана Васильева, а затем, через сутки, 6 рота. На вопрос, почему рота выдвинулась за реку без предварительной разведки, отвечу так: во время проведения контртеррористической операции, согласно приказу по ОГВ, наша полковая разведка действовала только на удаление зрительной связи (500 метров), то есть вела разведку непосредственно впереди выходящих на задание подразделений…. Так же, в том районе вели разведку и несколько разведгрупп отрядов специального назначения различных силовых ведомств, но ни у кого не было данных о столь крупном скоплении боевиков».
Далее можно не комментировать. Подтверждаю, такой приказ был, и требования для командиров были жесткими в отношении разведки. Это было связано с неоправданными потерями разведывательных подразделений после ввода войск в Чечню. Надо вспомнить кадры, снятые боевиками после уничтожения разведывательной группы в конце 1999 г., показанные центральными каналами телевидения.
Но надо уточнить, что разведывательные органы высылались не на удаление зрительной связи, а на удаление, обеспечивающее поддержку артиллерией.
А у командования восточной группировки возможностей по ведению разведки было намного больше. Ведь 26 февраля командующий С. Макаров поставил задачу на блокирование (или занятие обороны???) командиру 104 ПДП. И в первом пункте боевого распоряжения должны были быть указаны сведения о противнике. Выходит, ничего конкретно не было указано, все в общем.
«Нам тогда показалось, что активная фаза ведения боевых действий заканчивается. Никто не думал, что один из самых важных боев чеченской войны еще впереди, и что мы в этом бою примем самое непосредственное участие».
Это слова начальника разведки полка, который осуществлял взаимодействие с начальником разведки группировки, о многом говорят. По своему опыту скажу - получение данных о противнике в ходе боевых действий от вышестоящей инстанции было всегда головной болью, а  возможности своих подразделений крайне ограничены. Поэтому мы были вынуждены ежемесячно отправлять по нескольку раз в месяц начальника разведки в группировку, для получения хоть какой - либо информации.
С подробным составом и задачах подразделений и частей разведки в районе действий 104 ПДП можно ознакомиться на блоге о 6 роте: http://6-rota.livejournal.com/.
Да и откуда взялась цифра 2500 тыс. боевиков после боя 6 пдр? До начала боя не было данных, а после боя прозрели? Мое мнение -  лишь для оправдания гибели роты. Не знала группировка и после боя, сколько было боевиков.  Но прокуратура в действиях командования группировки состава преступления не находит. Однобокая правда, не так ли?
И еще надо обратить внимание на термин «блокирование боевиков». Часть уничтожается. А остальные куда «растворяются»? Ответ на этот вопрос найти практически невозможно. Так было в Кадарской зоне, Грозном. И примеров можно привести много. Это все последствия пресловутой тактики «выдавливания» боевиков. Понятие, введенное генералами. Очень удобно, спросить не с кого, почему не уничтожены.
Я не рассматриваю в данной статье действия 6 роты. Но заинтересовал один момент. Время выхода боевиков к 3 пдр на блоге о 6 роте указано: в одном месте 10.30, в другом 11.30. Разведывательный дозор 6 роты обнаруживает боевиков в 12.30, по воспоминаниям С. Баран-11.10. Это важные данные. Если боевики завязали бой с 3 ротой раньше, чем их обнаружил разведывательный дозор 6 роты, то не услышать звуки боя 3 пдр было невозможно. Поэтому появлялась возможность у командования 6 роты сбросить с личного состава тыловое имущество, сгруппировать взвода и приготовиться к бою. Окончательный вывод можно сделать только тогда, когда окончательно будут определены временные показатели.
3.      «…принятии неверных решений об изменении времени занятия высоты 776.0, определении огневых позиций артиллерийского дивизиона и дислокации резервов полка».
Из воспоминаний бывшего начальника разведки полка С. Баран.
«Январь 2000 года, боевики в Грозном разбиты, Басаев тяжело ранен. Нам тогда показалось, что активная фаза ведения боевых действий заканчивается. Никто не думал, что один из самых важных боев чеченской войны еще впереди, и что мы в этом бою примем самое непосредственное участие.
  Второй батальон нашего полка под командованием подполковника Марка Евтюхина выполнял задачу по блокированию населенного пункта Ведено и окрестностей, занимался проводкой колонн и охраной периметра базового района. Первый батальон выполнял более активные задачи: охранял группировку войск под Ханкалой, выезжал на боевые операции в Грозный, блокировал ущелья рек Хулхулау и Элистанжи, контролировал окрестности села Элистанжи.»

Т. е. за неполный месяц 104 ПДП в активных боевых действиях не участвовал.

«26 февраля командующим Восточной группировки войск (С. Макаров, прим. авт.) нам была поставлена задача – выйти к 29 февраля на высоты 705.6 (Исты-Корд, прим. авт.), 626.0, и 787.0, что немного юго-восточнее н.п. Улус-Керт, и не допустить прорыва боевиков незаконных вооруженных формирований (НВФ) в направлении населенных пунктов Сельментаузен, Элистанжи, Махкеты, Киров-Юрт.
  Утром 27 февраля самоходный артиллерийский дивизион, часть разведывательной роты и передовой пункт управления полка с подразделениями охранения и обеспечения передислоцировались на противоположную сторону н.п. Макхеты. В передовой пункт управления (ППУ) полка во главе с командиром полка полковником Мелентьевым входил основной оперативный состав командного пункта – зам начальника штаба, начальник артиллерии, начальник связи, начальник разведки».
Направление недопущения прорыва боевиков С. Баран указано некорректно. Первая точка должна находиться как минимум в районе переднего края.
И это однозначно н. п. Улус-Керт.
26.02. командир полка принимает решение выполнить поставленную задачу силами 1 пдб. Для этого 1 и 3 пдр должны были переправиться через реку и занять ротные опорные пункты (1 рота г. Исты-Корд, ур. Мидулхан; 3 рота- отм 666.0).
Но в 2.00 27.02 командир полка меняет решение: 1 рота в полном составе занимает оборону в ур. Мидулхан, задачу по занятию опорного пункта на Исты-Корде возлагается на 6 роту. Почему это произошло? Трудно сказать. Странное решение. В центре боевого порядка 1 пдб появляется рота с другого батальона. С точки зрения управления это необъяснимо. 1 батальону в подчинение рота не переходит. Кто ей будет управлять? Командир 2 батальона? Но его КНП  на окраинах Сельментаузена. Командир полка? Тогда непонятно. Ясно одно: первоначальное решение командира полка в отношении 1 роты (опорные пункты Исты-Корд, ур. Мидулхан) - не подъемная задача для роты. А вот первой роте приказать занять оборону на г. Исты – Корд в полном составе, 6 роте в ур. Мидулхан (как наименее подготовленной) было бы наиболее взвешенным.
ПТГр 104 ПДП насчитывала в своем составе по разным данным порядка 800 чел. По меркам СКВО это всего лишь батальонная тактическая группа образца 2000 года. Поэтому и задачи 104 ПДП необходимо было ставить группировкой исходя из реальных возможностей полка, а не из - за громкого названия - ПТГр.
Краткое отступление. Речь пойдет о стиле руководства командования группировки в то время.
До штурма г. Грозного командование группировки требовало от командиров частей и соединений не торопиться, взвешивать свое решение и главное - беречь людей. Даже время выполнение задачи часто определяли сами исполнители. Во время штурма Грозного и особенно после об этом командование быстро забыло. Возможно, это и правильно для частей, которые имели боевой опыт, но не в случае со 104 ПДП.
С февраля командование группировки при блокировании полкам указывало конкретные координаты опорных пунктов. И фронт блок-постов, выставляемых батальоном впечатлял: 10 км, 20 км. Любили Трошев, Булгаков, Бахин блокировать местность. Не считались с возможностями частей и подразделений, организации связи и выделении резервов. Командир полка все равно за все один ответит. И после боя 6  роты в 2002 году растянули в горной части Чечни комендантские тактические группы, имеющими на вооружении только стрелковое оружие и БТР, неукомплектованные по штату, на десятки километров. 
Поэтому у меня есть все основания считать, что места размещения рот определял не командир 104 пдп, а вышестоящий начальник.
С. Баран: «Я хорошо помню: когда Мелентьеву ставили задачу для переброски 6 роты на левый берег реки Абазулгол, он долго пытался объяснить, что полку задача не по силам, что все опорные пункты, блоки, остаются на правом берегу, все подразделения задействованы, и в случае возникновения критической ситуации, у него не окажется резерва для своевременного оказания помощи. Мелентьев тогда сказал: "Нельзя двумя ногами стоять на разных берегах реки", но к его мнению тогда не прислушались».
Довольно интересные слова начальника разведки: «когда Мелентьеву ставили задачу для переброски 6 роты на левый берег реки Абазулгол».
Кто мог поставить задачу С. Мелентьеву? Только командующий. Надо вдуматься, командующий ставит задачу командиру полка на переброску роты. Во как! И командир полка безуспешно пытается объяснить, что это невыполнимо.
Шаманов: «…необходимо было указать десантникам зону, дальше которой они не могли продвигаться».
Да не зону, т. Шаманов, а рубеж, дальше которого нельзя было продвигаться.
Т. е. Шаманов косвенно подтверждает, что командование группировки неверно определило места ротных опорных пунктов для 104 ПДП при блокировании Улус-Керта. Командование группировки не учитывало реальные боевые возможности ПТГр.
Далее. С. Баран: «Ещё - территория по правому берегу реки находилась в зоне контроля тактической группировки 7 вдд, а конкретно 108 парашютно-десантного полка, бойцы которого стояли в нескольких километрах от места боя, на хребте Даргендук. Почему нашу роту отправили выполнять задачу в зону ответственности другого полка - для меня остается загадкой».
Действительно странно. Так и напрашивается предположить, что разграничительная линия между 104 и 108 ПДП проходила по реке Абазулгол. И на блоге о 6 роте есть этому подтверждение. Довольно удобный ориентир для частей.
Надо обратить внимание и на опорный пункт 1 пдр. Он находится строго на западе от КП 108 ПДП. Не на «своем» месте он стоит. Командующий группировкой может менять разграничительную линию между частями. Но тогда бы начальник разведки полка знал бы об этом! Ведь ему вести разведку в своей зоне ответственности! Вот поэтому на «канонической» карте боя 6 пдр нет разграничительных линий. Кто-то редактировал схему боя. Но явно это не прокол замполита дивизии.
Теперь по применению артиллерии. Поддержка 3 пдр, как и 6 пдр, адн полка осуществлялась на предельной дальности. Но обратите внимание на соседа слева-108 ПДП. Такая же картина. Адн 108 ПДП поддерживает 2 пдб на предельной дальности. Почему так? Оба командира полка ошиблись? Выводы пускай каждый сделает сам.
После принятия решения на занятие опорного пункта 6 ротой, для надежной артиллерийской поддержки можно было изменить огневые позиции адн, назначив их на северо-восточных окраинах Сельментаузена. И для этого потребовалось бы переместить опорный пункт 5 пдр для прикрытия адн. В течение 28 февраля, время позволяла в рамках сроков выполнения задачи полка (к 29 февраля). Почему этого не было сделано пока не могу сказать.
С. Баран указывает срок выполнения задачи: к 29.02.  Предлог «К»-очень важен. Если к 29.02.-срок выполнения не позднее 23.59. 28.02. 6 рота выдвигалась для занятия опорного пункта 29.02. Пока не будет названо точное время выполнения задачи, говорить о принятии неверных решений об изменении времени занятия высоты 776.0 преждевременно.
И последнее. По дислокации резервов. После принятия решения командиром полка в «сухом» остатке из подразделений оставались два взвода 4 пдр, разведывательная рота. Разведывательная рота как резерв использоваться не может. Это подразделение боевого обеспечения. Два взвода 4 пдр с большой долей вероятности использовались для прикрытия адн, охраны КП и тыловых подразделений, сопровождению колонн. Вопросы охраны при скудности сил никто не снимал в условиях КТО. Это не классическая война. И проблема до настоящего времени так и не решена. Другого выхода у командира полка не было.

Предварительный вывод.

26 февраля после получения боевого распоряжения от командующего восточной группировкой, полковник С. Мелентьев принимает в течение нескольких часов решение на блокирование района силами 1 пдб, 5 пдр 2 пдб. Резерв – 2 пдб (без роты). В 2.00 27.02 меняет решение в отношении опорного пункта 1 пдр, принимает решение на занятие опорного пункта на Исты-Корде 6 пдр. Отдает необходимые распоряжения подразделениям. Резервов полк не имеет.
«…принятии неверных решений об изменении времени занятия высоты 776.0».
Витиеватая формулировка прокуратуры. Решение командира полка должен был утвердить вышестоящий начальник. Это закон. И это накладывает определенную ответственность на командующего за решение подчиненного. И в решении командира полка было указано время занятия 6 ротой опорного пункта. Но информации по этому моменту нет. Получив данные по времени, можно тогда было бы говорить об этом заявлении прокуратуры.
Почему подразделения полка вышли за границу разграничительной линии со 108 ПДП? То же ответа нет.
                Как результат: получилось то, что получилось. Рота вступила в бой, не заняв оборону, резервов у командира полка не было. АДН вел огонь на предельной дальности.
Приведу здесь один комментарий на выступление Шаманова. «Опять недопонял: они что, сами из этой зоны вышли? Вот так вот взяли и пошли прогуляться на эту окаянную высоту? А ничего, что их туда направили приказом комполка г-на Мелентьева? Того самого, которого перевели потом с повышением в Ульяновск (видимо, за охренительные заслуги перед отечеством). И которого два года спустя настигла судьба, преподнеся сердечный приступ (иной раз судьба восстанавливает справедливость, жаль не так часто, как хотелось бы».
Я не ставил целью оправдать командира полка. Командир за все в ответе. Поражение всегда сирота. И он ответил за эти события своей жизнью. Полковник С. Мелентьев был человеком чести и совести. И непорядочно на него сваливать все промахи. Много вопросов к командованию восточной группировкой.
Мое мнение не истина в последней инстанции.
Tags: Кавказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment